© По сообщению агентства UPmonitor (ЮПИмонитор), 2022

Реплика Эдуарда Худякова
11.05.2010, 13:34

Президент, его полпред и ветераны

Соня и Лёва очень хотели поехать на День Победы к своему прадеду - узнику нацизма. Точнее - Соня очень хотела, а Лёва, в силу своего маломесячного возраста, пока во всем априори солидарен с сестрёнкой. Соня даже разучила с папой, что означает георгиевская ленточка на её курточке: "Я помню, я горжусь!" Букву "р" она начала выговаривать еще до того, как ей исполнилось три года. После краткого и в меру понятного папиного рассказа о Великой Отечественной войне, Дне Победы и георгиевской ленточке, эта буква в слове "горжусь" у Сони звучала особенно твердо. Но накануне великого праздника Соня заболела ветрянкой...
К единственному живому своему прадеду Соня и Лёва поедут теперь на 85-летний юбилей. За два дня до начала войны Петру Константиновичу исполнилось 16 лет. Он родился и жил на Украине. Через несколько дней после начала войны его село оккупировали немцы. В первый же день забрали единственную корову, а вечером закинули в палисадник ее шкуру. На следующий день Петра угнали в Австрию. До освобождения советскими войсками он был узником нацизма. Нынче дед Петр болеет раком. Уже лет десять болеет, но сопротивляется. У него хорошая пенсия. Но больше, чем родное государство, ему помогают "фашисты", как он их по привычке называет. Какой-то австрийский фонд помощи узникам нацизма посылает ему переводы в евро, всякие лекарства и медицинские приборы. И каждый раз "фашисты" вежливо в письмах интересуются, не нужно ли еще чем-то помочь ветерану-инвалиду. Каждый День Победы дед Петр плачет.


Президент РФ Дмитрий Медведев в День Победы не плакал. Накануне праздника в интервью "Известиям" он еще раз напомнил, что первым своим указом постановил обеспечить ветеранов жильем. Полпред Медведева в Уральском федеральном округе Николай Винниченко озвучил в интервью подконтрольной телекомпании "Ермак" цифры: в УФО 1194 ветерана войны, вставшие в очередь до 1 марта 2005 года, получили квартиры; более 3000 ветеранов встали в очередь после 1 марта 2005 года, и около ста из них уже получили жилье. Рассказал полпред и про разовые пособия к 65-летию Победы - от 500 до 3000 рублей в разных субъектах УФО. А в Ямало-Ненецком автономном округе, сказал Винниченко, решили платить ветеранам пожизненно по 20 тыс. рублей. Интервьюер, чьи глаза увлажнились было, как речь зашла о ветеранах, на этих словах полпреда живенько отреагировала: "Ямал может себе позволить". "Ямал может", - согласился президентский полпред.


Дед Петр тоже относится к ветеранам. Но живет в половине деревянного дома и не знает, положено ему жилье или нет. Положен ему какой-то там бесплатный проезд в дни празднования юбилея Победы - тоже разобраться не может. Но за Путина или Медведева голосует исправно. Мне кажется, я нашел циничное объяснение той заботе о ветеранах, которую вдруг проявляет наш тандем.


Пока на местных чиновников не наорали из Москвы - никто и не думал их обеспечивать квартирами, хотя округ богатейший. Весь фокус в том, что свернув демократию в стране, отменив выборы губернаторов и превратив выборы местного самоуправления в подковерную возню в "Единой России", теперь только федеральный центр нуждается в пожилых людях как в электоральной базе. Вспомните: еще лет 10-15 назад любая предвыборная кампания начиналась с того, что местные или заезжие политтехнологи налаживали контакты с всяческими советами ветеранов. Подарки, акции, концерты, подачки - все для ветеранских организаций, госпиталей, обществ инвалидов... Выборы в стране кончились с окончанием строительства "вертикали". И Кремлю, оставившему народу только голосование по Госдуме и президенту, пришлось взять ответственность за ветеранов на себя. Первый указ третьего президента - о квартирах ветеранам, каждое сотое постановление премьера - о пенсиях. Теперь только эти двое нуждаются в пожилом электорате. А пожилой электорат благодарен и за коробку "Птичьего молока". И не задается вопросом: как просрали за десять путинских лет полтора триллиона нефтяных долларов, что не смогли дать жилье хотя бы четырем тысячам ветеранов в УФО? Зато неизгладимое впечатление на таких избирателей производит очередная выволочка какому-нибудь районному чинуше, не выдающему ордер полному кавалеру какого-нибудь ордена. Хорошо, что кавалеры советских орденов любят не государство с его путинско-медведевской камарильей, а Родину, иначе все в стране давно пошло бы в разнос.


Из-за ветрянки Соня сидела дома и смотрела парад 9 мая по телевизору. Когда все телеканалы транслировали минуту молчания, Лёва даже перестал плакать и слушал стук метронома. "А завтра про ветеранов опять забудут", - сказала мама Сони и Лёвы. У Сони и Лёвы один прадед пропал в войну без вести, другой прадед погиб на фронте, двоюродный дед - Герой Советского Союза, и единственный живой прадед - узник нацизма. Когда Победе будет 100 лет, сонин и лёвин папа, даст Бог, сам будет дедушкой. Папа сделает все для того, чтобы Соня и Лёва, да и другие возможные потомки, помнили и гордились. Вот только объяснить им, почему деда Петя доживал свой век в доме с печным отоплением, тогда как Путину на нефтедоллары построили десяток резиденций - папа (надеюсь, уже и дед к тому времени) будет не в состоянии.