© По сообщению агентства UPmonitor (ЮПИмонитор), 2019

Реплика Эдуарда Худякова
07.05.2009, 01:41

Памяти Жанны Матвеевны

Тянуло написать что-то банальное. Типа: «С ее уходом закончилась эпоха». И вдруг стало как-то боязно, страшновато, что эпоха того телевидения, свободного, наивного, простенького, но искреннего – действительно кончилась. Причем много лет назад. Так давно, что стали уходить из жизни те, кто стоял у истоков того телевидения.
В 1995 году я пришел к Жанне Матвеевне с идеей ночного телемарафона на первых выборах губернатора. Частных телеканалов-то, собственно, тогда в городе было, наверное, всего два – АСВ да «четверка». Идею Телешевская подхватила сразу. Прямой эфир – самое простое, что можно было сделать при тогдашних технических возможностях. Начинали телемарафон почему-то на крыше. На Жанне Матвеевне была какая-то забавная шляпка. Все было простенько, наивно, картинка сейчас покажется такой убогой… Но какой был кураж! Ведь до этого ночной телемарафон пытался провести федеральный канал на первых выборах Госдумы в 1993 году, но как только с Дальнего Востока пошла победа Жириновского, эфир свернули. А мы провели ночь в эфире после первого тура, потом после второго, потом еще какой-то марафон устроили на думских выборах декабря 1995-го… Хотя опыта телевизионного у меня было с гулькин нос – вещание из подвала кабельного телевидения во время ГКЧП. Но Телешевская доверилась. А откуда она брала кадры на АСВ? Кто приходил, того и учила. И, надо сказать, многим дала неплохую путевку в жизнь, как бы ее ни костерили подчиненные за методы руководства. Реально ведь, целую плеяду вырастила.
Вспоминается, как АСВ праздновало свой день рождения на площади 1905 года. Вручали премию, претенциозно названную «ЖанТэ». А могла себе позволить! ЕЕ был канал от начала и до конца. Естественно, лучший проект – наша «Ночь первого губернатора». Жанна Матвеевна вручает на сцене мне конверт с премией, а за сценой изымает из него половину. И это тоже было в ее характере.
Я знаю, что об ушедших только хорошо. Но все равно ведь не вслух будут говорить сегодня, прощаясь, так думать про себя. Вот почему, например, она все время соревновалась с Мишиным и, в итоге, проиграла? Трогательный семейный бизнес уступил хищнической хватке созданной также с нуля корпорации? Нельзя быть руководителем канала и главной звездой эфира одновременно? (Кстати, на себе много позже испытал, что нельзя). Да и проиграла ли она? Может, вовремя, как нынче модно выражаться, «вышла в кэш»? Ведь в 2003 году тип ТОГО телевидения испускал последний дух.
Кстати, лирическое отступление по поводу ТОГО телевидения. Ровно 10 лет назад случилось побоище ОМОНа со студентами на ступеньках свердловского Белого дома. 7 мая (день традиционного шествия радиофака УПИ) власти ожидали с тревогой. Я возглавлял тогда бюро Интерфакса. Корреспондент с мобильным телефоном (для тех кто забыл: редкость тогда невероятная, это как сейчас написать «корреспондент с пейджером») работал в колонне студентов. Ну, по пути следования колонны, понятное дело, возникли какие-то стычки шествующих с теми, кто обеспечивал безопасность. Мы диктовали на ленту, а Осокин в новостях на НТВ тревожным голосом зачитывал, может, где-то нагоняя лишней жути. (Я не преувеличиваю: реальный онлайн был, как бы сейчас сказали, телефон – лента – новости на НТВ). На следующий день пресс-секретарь ГУВД Горелых разразился пресс-релизом, в котором требовал от Интерфакса опровергнуть сообщения об очередных студенческих беспорядках. Агентство, помнится, ответило тогда остроумным сообщением в том духе, что Интерфакс не уполномочен опровергать пресс-релизы ГУВД, ибо в сообщениях агентства ни слова о беспорядках никаких не было. Вот этот «онлайн» регионального бюро Интерфакса с новостями НТВ – тоже ТО, ушедшее вместе с Ельциным, наверное, телевидение…
Последний раз с Телешевской мы виделись лет пять назад в Египте. Ну где еще могут встретиться две бывших телезвезды? Чисто случайно оказались в одном отеле. Жанна Матвеевна была с новым мужем, выглядела, да и была, похоже, счастливой. Ездили вместе на рыбалку… Улетали мы раньше и забыли в отельской машине по дороге в аэропорт видеокамеру и фотоаппарат. Произошло то, что Бузько потом называл «невероятным и беспрецедентным для Египта». Телешевская нашла и машину, и водителя, и вернула фотик с камерой…
Росселя она называла «мой губернатор», АСВ – «мой телеканал». Местоимение одно, а смыслы какие разные!
Мне будет вас не хватать, Жанна Матвеевна!